Искусство и общественная реальность

Искусство является, прежде всего, специфическим отражением общественной жизни и формой социальной активности. Это положение стало почти аксиомой для отечественной эстетики и искусствоведения. В то же время, в нашей теории еще нет четкого определения, что же осваивается из сферы общественной жизни. Иногда достаточно заявить, что искусство отражает действительность, в том числе и общественную жизнь, а степень объективности этого отображения бы и определяет реалистичность или нереалистичность художественных произведений, реализм или нереализм в художественном творчестве в целом. Г. В. Плеханов по этому поводу писал: «… сказать, что искусство, как и литература, является отражением жизни, значит выразить хоть и правильную, но все-таки неопределенную теорию». Признание приоритета действительности, сохранение внешних примет времени еще не может дать ответ, почему, например, позорная действительность Николая I и Аракчеева сочеталась с творчеством Пушкина, Гоголя, Шевченка, Лермонтова, Некрасова и других, почему художник может подняться над ней и вынести ей «приговор «или, отражая ее» темные «стороны, выполнить роль кривого зеркала. Ответить на эти и другие вопросы не так уж и просто.

Характер, диапазон, содержание и уровень эстетично художественных ценностей, их создания и использования определяется всем общественным строем, материальным и духовным производством, способом потребления, потребностями определенных социальных слоев или профессиональных групп. Объекты отображения, видение, острота глаза, чувствительность уха, мастерство, заостренность, гротескность, плавность, черты экспрессивности или успокоенности, лаконизм или насыщенность деталями, пафос, технология — все это порождение определенных общественных условий, ответ на запрос общественности, продукт удовлетворения той или иной потребности. В ритмах, интонациях, мелодиях (если это музыка), в метафорах, тропах, сравнениях (если это искусство слова), в красках, линиях, формах, сюжетах и ​​композициях изобразительного искусства выражаются «призывные призывы» эпохи, пафос событий, настроения, состояния реальных людей, отражаются напряженность борьбы и преодоления, вдохновение и грусть, оптимизм и пессимизм, надежда и отчаяние. Искусство, как никакая другая форма духовно-практической деятельности, способно отразить, вобрать и воплотить силу, могущество, богатство, красоту (или наоборот, нищета, пустоту, слабость, уродства) человеческого духа, человека, общества. Искусство не просто воспроизводит «образ эпохи», но как бы аккумулирует духовную энергию человечества с помощью «сильных форм» или структур художественного сознания, которые «видкладуються» художником в том или ином вещном материале в виде «неисчезающих отметок» и «консервирует», «сохраняет «все это как единицу безграничного фонда культуры человечества.

art_off

В сферу художественной деятельности вовлекается весь жизненный материал: исторические условия, предметную среду, быт, мысли, чувства, настроения и тому подобное. Но образ эпохи определяет, прежде всего, человек как живое, динамическая система, которая концентрирует в себе все основные приметы времени, носит в себе здоровье и болезни общества. Именно люди, прежде всего, определяют образ эпохи и ее уровень, прогрессивность и значимость. Поэтому искусство в целом, всеми своими видами и жанрами, в той или иной форме и полноте должно создавать «портрет» человека со всеми ее характеристиками, помыслами, чувствами и настроениями, а не превращать ее в «куклу» и «начинять» ее голову «рациональным «материалом с точки зрения тех или иных авторов.

В искусстве в той или иной степени «вкладывается» вся действительность с ее экономической и духовной жизнью, идеологией и бытом, историческими процессами и традициями, логикой и алогизмами, общественным и личной жизнью. То есть, искусство должно быть адекватным эпохе, следовательно, отвечать всем многоликом мира общественной жизни, человеческих взаимоотношений, мыслей, желаний, страстей: искусство должно отражать действительность во всех ее цветах и ​​проявлениях. Без этого выходят отдельные, цветные или серые обломки, на которых нельзя составить представление о целом. А. М. Горький как-то заметил, что искусство берет человека со всеми ее противоречиями и всей сложности жизни и относится к действительности «честнее», чем публицистика. Поэтому роман, например, будучи мощным и в высшей степени убедительным средством пропаганды классовых тенденций одновременно заставляет писателя, вопреки его намерениям, отмечать тенденции и факты, чуждые и враждебные тем, которые проповедует он сам как идейный представитель определенной общественной группы.